Поделиться  Фэйсбук Твиттер В контакте
Учёные и изобретатели России

Бородин
Александр Порфирьевич

Номинирован пользователем Anton

12 ноября 1833 — 27 февраля 1887
Химия
всего голосов
25

Где родился, там и пригодился

Vladimir, 23 октября 2010
Позвольте мне начать с необходимого пояснения: автор этого эссе - дипломированный химик, успевший в своей жизни поработать и в России, и за границей,- а это предопределило выбор героя и трактовку темы. Выбрать одну из трёх тем было несложно: забытых имён слишком много, так что было бы несправедливо высветить кого-то одного; с другой стороны, хрестоматийные знаменитости, - Ломоносов с его мороженой рыбой или Менделеев с его вещими снами - они и так уже знакомы каждому. Оставалось написать про грани талантов.

С выбором героя, однако же, случились проблемы: оказалось, что одно эссе про Александра Бородина уже было ранее подано на этот конкурс. Признавая приоритет г-на Бахура, считаю всё же, что многогранный талант Бородина заслуживает разностороннего освещения. Полезно также развеять ложные впечатления, которые могут возникнуть у читателя упомянутого эссе. Например, что "все достижения Бородина как музыканта и как учёного совпадали во времени." Или, что его будто бы подкосила тяжелая работа по техническому переводу научной литературы – на самом деле, переводами Бородин занимался в 60-е годы, а умер только в 1887 году, на костюмированном балу, запыхавшись после танцев...

Наконец, я полагаю, что разговор о Бородине и его жизни в науке приобретает особую злободневность именно здесь и сейчас, когда многие учёные мужи и министры-администраторы в этой стране озабочены тем, как бы лучше организовать местный аналог Кремниевой долины.

Человек со всеми его талантами формируется в детстве, и не все из его талантов получают возможность развиться в дальнейшем. Это сложная тема, и мы не станем здесь углубляться в проблему nature vs. nurture, но лишь приведём сравнительное жизнеописание нашего героя на фоне эпохи – а также упомянем одного его ровесника, который по условиям конкурса не может быть героем этого эссе, и потому будет упоминаться в скобках.

Итак, давайте мысленно перенесёмся в год 1833. В этом году произошло два малопримечательных события частной жизни: в Швеции у предпринимателя по фамилии Нобель родился сын Альфред, а в Петербурге у князя Гедианова-Гедианишвили - сын Саша, которого записали Бородиным, поскольку он был внебрачный. Мальчик с детства любил музыку, и первую свою пьеску для фортепиано сочинил в возрасте 9 лет.

[В это же время папаша Нобель получил от российского военного ведомства выгодный заказ на производство чего-то секретного, и перебрался с семьёй в Петербург. Своих сыновей, включая Альфреда, он приучал к делу, так что они хорошо знали папину фабрику с её литейными цехами, кузницей и прокатным станом.]

Подросток Саша Бородин между тем увлёкся химией - поначалу взрывами и фейерверками, как любой нормальный мальчик. Случилось так, что Саша поступил учиться в Медико-Хирургическую академию (ныне Военно-Медицинская), и там попал в ученики к великому химику Николаю Зинину. По воспоминаниям Бородина, "человек пять-шесть всегда там работало, частью на собственные средства, частью на личные средства Зинина... начинающие учёные спешили поделиться результатами своих первых работ, посоветоваться с опытным и авторитетным хозяином лаборатории о своих идеях, планах, намерениях... жизнь молодой русской химии кипела ключом... это была пора патриархальных дружеских отношений между учителем и учениками." Саша делал успехи в науке - занимался уже не взрывами, а серьёзной химией, но заодно продолжал музицировать. Зинин ругал его за чрезмерное увлечение музыкой, упоминая про погоню за двумя зайцами и её вероятный результат.

[Юный Альфред тоже обучался химии у Зинина, но приватным образом. От профессора он узнал про впервые полученный совсем недавно, в 1846 году, нитроглицерин – мощную взрывчатку, возможное практическое применение которой ограничивалось её склонностью взрываться без особых причин. Здесь необходимо отметить, что с точки зрения чистой химической науки нитроглицерин интереса уже не представлял: его свойства и методы получения были хорошо известны, то есть для чисто научных диссертаций он не годился.]

В то время центром химической науки была Германия. Бородина послали учиться в Гейдельберг, куда он и прибыл в возрасте 26 лет, дружил там с Менделеевым (который был на год младше) и другими будущими знаменитыми химиками - а также взял напрокат фисгармонию для домашнего музицирования. Два года спустя Бородин женится на русской пианистке, оказавшейся в Германии на лечении. Молодожёны вместе погружаются в европейскую музыкальную культуру - жена играет Александру пьесы Шопена и Шумана, они вместе едут в Маннгейм слушать модные новинки: оперы Вагнера. Всё это время Бородин напряжённо и плодотворно занимается химией, причём его тогдашние исследования находятся в русле и на уровне мировой науки. В музыке он пока остаётся просвещённым любителем - посещает концерты, музицирует с друзьями и пишет музыку для домашнего исполнения, ныне прочно забытую.

[Альфред Нобель в 1850-52 г.г. стажируется во Франции, и становится грамотным инженером-технологом.]

Бородин с супругой возвратились в Россию в 1862 году. В течение следующих двух лет он становится профессором академии (заменив ушедшего в отставку Зинина), читает лекции и продолжает заниматься наукой - а также знакомится с Балакиревым и присоединяется к "Могучей кучке". После возвращения в Россию, Бородин ещё лет десять пытался держаться в своих научных исследованиях на европейском уровне, но постепенно осознал, что не выдерживает конкуренции с более оснащёнными европейскими лабораториями, которые к тому же гораздо лучше финансировались. После 1875 года Бородин не опубликовал ни одной значительной научной статьи. Начиная с 1874 года он стал заведовать в своей академии лабораторным практикумом - говоря современным языком, перешёл из научных кадров в учебные. Случайно или нет, но именно тогда Бородин возобновил работу над своим opus magnum - оперой "Князь Игорь", написав лучшие её фрагменты (такие, как Половецкие пляски). На основной работе теперь заедала рутина - комиссии, заседания, борьба с бюрократами. В конечном счёте от этого пострадала и музыкальная жизнь Бородина - свои лучшие музыкальные произведения он создал до начала 80-х годов, а "Князь Игорь" так и остался неоконченным.

[В том самом 1862 году, когда Бородин вернулся в Россию, и с которого фактически начался закат его научной деятельности, компания «Нобель и сыновья» начинает в Швеции промышленное производство нитроглицерина, и дальновидно патентует техническое применение этого вещества. В 1867 году Альфред изобретает (и, конечно же, патентует) динамит – тот же нитроглицерин, но на твёрдом носителе, а потому более стабильный и безопасный в обращении.]

Как видим, швед Альфред Нобель является совершенным воплощением сколковской мечты об инновациях, приносящих быстрые дивиденды без особых затрат. Мы не знаем, как сложилась бы судьба россиянина Александра Бородина, если бы его талант был ещё более многогранным (включая бизнес-грань), и если бы российское правительство озаботилось построением научных городков ещё в середине XIX века.

Автор этого эссе принадлежит к тому поколению, с которого начался массовый отъезд российских учёных за рубеж. Чем лучше сложилась их научная жизнь за границей, тем менее адекватно они реагируют на предложения вернуться. А уж к нобелевским лауреатам, как показали недавние события, с этой темой лучше вообще не подходить.

Здание академии в Петербурге, стены которого помнят Зинина и Бородина, сохранилось до сих пор, хотя слегка обветшало. По вечерам, высокие потолки и гулкие коридоры создают эффект «дома с привидениями». Возможно, ночному сторожу чудятся иногда звуки рояля – но всё это мистика и высокопарная ерунда. Теперь считается, что самые многогранные таланты должны раскрываться не там, где зарождалась и расцветала российская научная школа, а в ближнем заМКАДье.

Эксперты

Чечихин Юрий Валерьевич

генеральный директор ОАО «ИЗВЕСТИЯ».

Салтыков Борис Георгиевич

Директор Политехнического Музея г.Москвы

Хохлов Алексей Ремович

Проректор МГУ по направлению: инновации, информатизация и международные научные связи.

Суетин Николай Владиславович

Руководитель работ по развитию новых R&D проектов в России и СНГ