Поделиться  Фэйсбук Твиттер В контакте
Учёные и изобретатели России

Сахаров
Андрей Дмитриевич

21 мая 1921 — 14 декабря 1989
Физика
всего голосов
394

Совесть.

Лариса Тарасова, 19 октября 2010

ЛАРИСА ТАРАСОВА СОВЕСТЬ Эссе. Иногда так трудно бывает разобраться в жизненных перипетиях и политических хитросплетениях, спорах, мнениях, - а разобраться охота, хочется найти ту правду, откопать ту истину, но не получается по разным причинам, - и тогда я для себя вывела не закон, не формулу - Правило: прислушаться к мнению того человека, которому веришь, даже если оно расходится с твоим. Понимание это пришло ко мне постепенно и, как ни странно, уже тогда, когда годы перевалили за хорошую половину жизни. А в молодости-то я сама по себе обходилась, не скажу, что щелкала, как орешки, но худо-бедно справлялась. А потом, то ли этих самых событий и коллизий в моей личной жизни и в жизни общества, страны накопилось много, то ли мозги мои стали скрипучими, но…. пришлось обратиться к Правилу. А, значит, нужно было определить того «третейского судью», ту личность, того Соломона.

Я и определила, труда это не составило. Их было трое: моя старенькая, мудрая мама и два академика: Д.И.Лихачев и А.Д.Сахаров. О последнем я расскажу. Лично с ним мне познакомиться не довелось. Его профессиональные заслуги, как ученого физика-ядерщика, на мой выбор никакого влияния не оказали. Мнение о нем, как о человеке Совести, сложилось у меня из того, что я о нем слышала, видела, читала. А предлагалось в печати и на экране очень противоречивое, порой – откровенно надуманное, скандальное, базарное, настолько базарное, что становилось стыдно за тех, кто это сочинял. В восьмидесятые и даже девяностые еще годы прошлого века мы твердо верили в силу и правду печатного слова, а тут – такое. Возможно, противоречие, исподволь копившееся и к тому времени переполнившее сумму вопросов, не разрешившихся ответами, и повлияло на мой выбор, не знаю, может быть. В чем только ни обвиняли стареющего ученого, посмевшего поднять голос против политики партии и правительства, даже в отсутствии высоких истин! Это – его-то! Помню, транслировали партийную конференцию, и на трибуну поднялся А.Д.Сахаров. Он говорил тихим, срывающимся голосом, чуть заикаясь, о чудовищной преступности афганской войны. «За что? – вопрошал он, - за что гибнут здоровые, молодые мужчины, превращенные в пушечное мясо?» Он взывал, а его захлопывали, он начинал говорить снова, но ему не давали говорить. В зале стоял гул возмущенных голосов, слышались отдельные выкрики, шум, топот. После третьей или четвертой неудачной попытки Андрей Дмитриевич сошел с трибуны. Смотреть на это было горько, больно и стыдно, очень горько, очень больно и очень-очень стыдно. Тогда уже многих коснулось личное горе, коснулось оно и меня: на той непонятной войне погиб зять, молодой офицер, незадолго перед тем окончивший академию. А по стране шли цинковые гробы и печальное понятие «груз 200». На той конференции академик Сахаров оказался один на один с залом, он там был один. Хотя, может быть, там и присутствовали те, кто был с ним согласен и искренне солидарен, скорее всего, они там были, не могли не быть, но…. промолчали. И никто его не поддержал, ни одного голоса в защиту. Боялись. А после афганской войны случились еще две, чеченские. Рыдающие матери опять встречали цинковые гробы, где-то ТАМ пропадали без вести солдаты и офицеры, гибли люто, а того хуже – в плен попадали и теряли все, вплоть до рассудка и веры. На улицах разбитого Грозного, на красивой когда-то площади Минутка, воспетой Ю.Визбором, в страшных штабелях лежали трупы наших детей, обглоданные голодными собаками. Много чего наворотили в то время неумные наши политики, много чего. И требовалось известное мужество, чтобы пойти против.

Это уж впоследствии, читая честные репортажи Артема Боровика, сравнивая то, анализируя это, и у нас, у обывателей, стали глаза открываться. Но это – потом, потом, а поначалу-то…. кому недвусмысленно указывали место на «шестке», кого по жизни пускали с «волчьим билетом», кого высылали за кордон или по стране, но подальше. Академика А.Д.Сахарова в результате его правозащитной деятельности сослали в Горький в ссылку. Это сейчас мы кое-что знаем о том непонятном времени, и то только кое-что, пытаемся анализировать, рассуждаем, кем-то определены даже и виновные, но – так, размыто, не конкретно, для виду. В честь известных правозащитников стали называть улицы, теплоходы, университеты. В Барнауле центральной площади города присвоили имя академика Сахарова. Во Франции его именем названа улица, его привезли туда уже после ссылки, уже после признания, чтобы показать. А он стоял на французском тротуаре у дома, где висела табличка с его именем, смущенно и растерянно озирался по сторонам, придерживая черный берет, французский ветер трепал концы его шарфа…. Когда я не могу в чем-то разобраться, тогда я предполагаю, как бы отнеслась к этому моя старенькая, мудрая мама, и что бы посоветовали мне те два умных интеллигента. Никого из них уже нет на этом свете, но им я верю. Июль 2009г. г.Барнаул


Эксперты

Чечихин Юрий Валерьевич

генеральный директор ОАО «ИЗВЕСТИЯ».

Салтыков Борис Георгиевич

Директор Политехнического Музея г.Москвы

Хохлов Алексей Ремович

Проректор МГУ по направлению: инновации, информатизация и международные научные связи.

Суетин Николай Владиславович

Руководитель работ по развитию новых R&D проектов в России и СНГ